Свадебные обряды народов Крыма. Караимы

Караимы – малочисленный коренной народ полуострова, уникальный этнический реликт эпохи раннего средневековья. Ныне на грани исчезновения. Непоправимый урон караимам нанесли перипетии XX века: войны, голод, «мудрая» национальная политика. со старшими поколениями безвозвратно уходят в прошлое обряды и обычаи, а с ними – ценнейшие сведения о древних верованиях, традициях и образе жизни. Мы открываем рубрику «свадебные обряды народов Крыма» и в первой статье цикла расскажем о древней церемонии бракосочетания крымских караимов

Женитьба была не только личным делом брачующихся или соглашением глав двух семейств, но и важным событием с большим праздником всей общины. К нему загодя готовились, пышно и весело справляли. В свадебном обряде тесно переплелись народные и религиозные традиции. Для заключения брака требовалось соблюсти основные условия: совершеннолетие, взаимосогласие, единоверие, этническая принадлежность к караимам и отсутствие между вступающими в брак кровного родства.

В давние времена девушку считали созревшей для брака к 13, а юношу к 16–18 годам. В середине позапрошлого века был принят минимальный возраст для девушки – 16, а для юноши – 18 лет.

Взаимное согласие на вступление в брак в прошлом носило достаточно формальный характер, молодые беспрекословно подчинялись воле старших, а главы семей нередко договаривались о породнении детей задолго до достижения ими совершеннолетия. Существовал строгий религиозный запрет на браки с иноверцами, в их число автоматически входили лица другой национальности. Браки заключались в основном внутри своей общины и между представителями других караимских общин, которые находились и за пределами Крыма, например, в Галиции и Литве. Проживание бок о бок с населением, близким по языку, хозяйственному укладу, культуре и обычаям, при религиозном запрете на браки, нередко приводило к личным трагедиям. К началу прошлого века количество смешанных браков стало заметно увеличиваться. Явно просматривалась архаичность запретов, и все чаще стали поговаривать об их смягчении, даже среди духовенства.

karaim

Согласно караимским традициям и законам можно было не ограничиваться одной женой. Однако уже в начале прошлого столетия многоженство стало исключением. Вопрос о второй жене решался старейшинами и духовенством при наличии веских причин. Газзан (священнослужитель) Соломон Бейм в 1862 году отмечал, что «вторая женитьба позволяется только тогда, когда первая жена лишается ума или бывает непокорна, постоянно больна или бесплодна; и то не иначе, как после строгого расследования, произведенного духовенством».

Обручение — Нышан

Сговор о женитьбе происходил между отцами семейств обычно еще в младенчестве детей. По достижению ими брачного возраста родители объявляли о дне обручения, не спрашивая согласия и не считаясь с их мнением. Крымский караим Сергей Синани вспоминал, что в конце позапрошлого века его дед сам решал судьбу детей. Всех четырех дочерей выдал замуж за мужчин, которых они в глаза не видели.

Вечером назначенного дня в доме жениха собирались женатые родственники, друзья и старейшины. Газзан читал краткую молитву. После этого жених (кийув) заявлял о намерении обручиться с невестой (кэлин). Он вручал священнику символические знаки (нышан) и просил передать невесте. Использовали обычно кольцо, браслет или несколько червонцев. Затем жениха поздравляли, после этого он не должен был видеться с нареченной до брака, а невесте запрещалось даже произносить имя своего будущего супруга. Притом, что между обручением и свадьбой могло пройти несколько лет.

Свидетели жениха с музыкой направлялись к дому невесты, где их встречала мужская часть семьи. На все время свадьбы жених заказывал оркестр, состоявший обычно из трех-пяти исполнителей на разных инструментах. Нередко это был народный ансамбль крымских татар из Бахчисарая или крымских цыган из села Салачик (ныне Староселье – пригород Бахчисарая)

1444293073_hrom

Караимы в национальных одеждах, середина 19 века. Рисунок Г.-Ф. Х. Паули.

После обручения за 2–3 недели до свадьбы родные, друзья и знакомые жениха посылали ему отрезы материи, принадлежности женского туалета и другие подарки – хонджа. Они позже включались в приданое и использовались при шитье свадебного наряда невесты. Организацию и руководство свадебными обрядами родители молодоженов поручали опытному в таких делах человеку – чаракчы. Обычно он был из бедного сословия. В сопровождении музыки чаракчы относил в дом невесты хонджа и варенье, а мать девушки вручала ему платок и деньги. Через него она передавала ответный подарок – хонджа авазы.

Девушкам из бедных семей собрать приданое было непросто. Еще труднее приходилось сиротам. Приданным неимущих, как правило, занималась вся община. К примеру, в начале прошлого века состоятельная караимка Анна Федоровна Габай выделяла пособие в 25 рублей каждой нуждающейся девушке-караимке перед замужеством.

Через пару дней в доме невесты устраивали вечер кройки платьев – хонджа кэсмэк. Собирались женщины и под музыку кроили наряды. Работу торжественно начинала самая почетная гостья. Шить раскроенные платья приглашали обычно женщин или девушек из бедных семей, чтобы дать им возможность заработать.

Свадьба — Той

В первый день свадьбы жених отправлял невесте в сопровождении музыки поднос с вареньем и сладкой розовой наливкой – татлы ракы (буквально сладкая водка). В тот же день из товарищей жениха выбирали двух шошбинов (шаферов), которые неотступно должны были находиться при новобрачном во время основных церемоний. Вечером начиналась и продолжалась еще несколько дней сама свадьба. Сопровождавшие ее обряды проводились сначала по отдельности у молодоженов. Первый день свадьбы завершался девичником в доме невесты и мальчишником у жениха.

Кызлар гэджэсы – девичий вечер. У невесты собирались празднично разодетые девицы в бархатных платьях, в расшитых золотом и жемчугом безрукавках и фесах (шапочках), с ожерельями из монет и множеством мелких косичек. Подруги танцевали под музыку. Но не невеста. Девушка сидела в почетном углу, накрытая покрывалом – тавух, под которым с этого дня должна была скрываться от посторонних взоров до конца свадьбы. Мужчины к девичнику не допускались, исключением был чаракчы, к полуночи он приходил со сватами. Ему разрешалось протанцевать с подносом на голове, на который женщины бросали деньги, чтобы потом раздать их бедным. Уже за полночь садились за ужин, после которого гости расходились.

Вторую половину статьи о свадебной традиции караимов, читайте в 20-м выпуске «Полуострова сокровищ».

Юрий Полканов,
Председатель научного совета Ассоциации крымских караимов

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: