В подземной крепости. Керчь

Керченский полуостров – это наш Дальний Восток. Далековато от крымской столицы, зато сколько там интересного, какой внезапный простор для воображения: море с песчаными берегами, холмы, грязевые вулканы, скифские курганы, каменоломни, раскопки античной Эллады…

Но приблизимся к нашему времени. История Крыма неотделима от истории России – это первое, о чем невольно задумаешься на берегу Керченского пролива, всего в 14 километрах от той земли, которая волей недавних правителей вдруг стала зарубежьем. Сколько перенесли ради этой земли наши давние соотечественники, русский мужик и «русский труженик солдат»! Для допетровской Руси был закрыт даже короткий черноморский путь из России в Европу, а жизнь требовала пробиваться, то есть воевать, воевать за Черное море, за свободный выход в Мировой океан. Нам странно смотреть на нынешнюю карту и всерьез думать о войнах России с маленькой Турцией. Но к XVIII веку с югом России граничила огромная Османская империя, куда входили государства нынешней Южной Европы, Азии, севера Африки; забывая взаимные обиды, ее поддерживали Англия и Франция. И все лишь затем, чтобы Турция, хоть и слабеющая от войн на разных континентах, по-прежнему мешала жить и развиваться России.

В воспоминаниях о Крымской войне (1853–1856 гг.), а потом о Великой Отечественной, всегда на первом месте Севастополь. Если заходит речь о славе и наградах, Керчь остается вроде бедной родственницы на задворках, а ведь там тоже велись такие бои, что невозможно было определить, где фронт, а где тыл: эту землю защищали до последнего солдата.

К началу 1856 года, когда был заключен Парижский мирный договор с запретом для России (как, впрочем, и для Турции) строить военный флот и крепости на Черном море, в «городе трех морей» осталось только 345 частных домов. А до войны здесь было полторы тысячи! Молодой император Александр II хорошо понимал, что наступила только временная передышка, что не успокоятся наши давние враги. Через нейтральное, незащищенное Черное море они постараются пройти вглубь моря Азовского, занять Таганрог, а там и до Москвы не больше тысячи километров…

С конца XVIII века проход через Керченский пролив охраняла Павловская артиллерийская батарея, но весной 1855 года в Камыш-Буруне десантом высадились французы и захватили ее. Нет, время требовало совсем другой обороны. Тысячелетиями государственная стабильность и воинское счастье были на стороне тех, кто строил самые лучшие крепости, начиная с примитивных частоколов для защиты от стрел и до огромных каменных башен, соединенных трехслойными стенами. Развитие крепостей приводило к усовершенствованию оружия, вплоть до поры, когда перестали спасать всякие наземные постройки. Крепость «Керчь» создавалась именно в это время, и надежность ее заключалась не в высоких крепких стенах, а в скрытности гениально спланированных подземных укреплений.

Ак-Бурун (Белый мыс) оказался для строительства местом самым подходящим. Здесь берег Керченского пролива, а не Черного моря, которое по условиям договора должно остаться нейтральным. Очень трудно разглядеть крепость со стороны пролива. Кусты, деревья, невысокие обрывы; местность холмистая, типичная для Керченского полуострова. А ведь это, в основном, искусственные возвышения, которые служили защитой от рикошетного огня, а в случае попадания могли погасить взрывную волну. Есть насыпи с подземными складами. С самого высокого холма открывается широченная панорама сухопутных и морских дорог, отчетливо виден разделяющий пролив остров Тузла.

Близко к нашему берегу, по единственному фарватеру, бесконечной вереницей проплывают сухогрузы, баржи, сейнеры, катера. Интересно наблюдать, как штурманы выполняют, а иногда и нарушают правила судовождения, во многом похожие на правила дорожного движения.

Когда начали возводить на берегу крепость, часть Керченского пролива забросали камнями, которые видны кое-где до сих пор, и затопили несколько судов. Это для того, чтобы заставить корабли проходить еще ближе к Крымскому берегу, в зоне обстрела наших тяжелых, но не слишком дальнобойных пушек.

тотлебенПервоначальный проект крепости составил в 1856 году генерал-майор Кауфман. Руководил строительством, внося важные поправки, генерал-адъютант Тотлебен (1818–1884 гг.). В Севастополе он строил бастионы, люнеты и, может быть, больше других думал о жизни бойцов. Тогда его изобретением стали подземные минные галереи и ложементы (неглубокие окопы для стрельбы лежа или с колена). Вот теперь и вся Керченская крепость, кроме нескольких зданий, будет спрятана под землю! Позже в честь славного инженера главную наземную постройку назовут «Форт Тотлебен»…

Продолжение статьи читайте в 10-м выпуске «Полуострова сокровищ»

Автор:  Дмитрий Тарасенко. Фото из архива Керченского историко-культурного заповедника

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: