Крымские исследователи Антарктики

В 1967 году впервые рыболовецкое судно из Керчи с группой биологов и океанологов отправилось в экспедицию в Антарктику, где до этого бывали только китобои. Научные труды крымских исследователей о холодных морях Антарктики известны во всем мире. Наши специалисты, изучающие животный мир и окружающую среду Южного океана, уже долгие годы работают с научно-исследовательскими институтами США, Южной Африки, Франции,Канады и Аргентины.

Первую экспедицию крымских ученых и рыбаков в Антарктику можно сравнить с открытием Америки.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Леонид Пшеничнов, научный сотрудник Южного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии ЮгНиро. 

Антарктика давно интересовала крымских океанографов. Биологические ресурсы Черного моря не так велики, говорят ученые, и уже в основном исследованы. А вот Антарктида – рай для исследователей. Первым керченским судном, отправившимся в Индоокеанский сектор Антарктики, был рыболовецкий траулер с романтическим названием «Аэлита». Его рейсы в Субантарктику ознаменовали начало изучения и освоения Южного океана.

выгрузка топлива на шельфовый ледник

Для океанологов Антарктика была и остается самым труднодоступным и интересным местом на планете, говорит Леонид Пшеничнов, научный сотрудник Южного научно-исследовательского института морского рыбного хозяйства и океанографии ЮгНИРО. В последние годы Леонид бывал в Антарктике в качестве международного научного наблюдателя на иностранных рыболовных судах. Исследованиями холодных морей Антарктики он занимается двадцать семь лет. По словам ученого, ему посчастливилось побывать во всех антарктических морях. Из каждой экспедиции Леонид привозит множество научных данных и незабываемые впечатления.

новый вид гигантского осьминога Антарктики

Гигантский осьминог 

Так как сегодня своих экспедиционных судов у института нет, крымские исследователи занимаются научными наблюдениями на промысловых судах других стран. Все необходимое им выдают на борту – водонепроницаемую одежду, термокостюмы. Живут ученые прямо на корабле – они полноправные члены экипажа и приравниваются к судовым офицерам. На одном промысловом судне несколько ученых. Современные технологии облегчили работу ученых – теперь не нужно брать с собой в экспедицию груды бумаги для определения видов рыб и морских животных – все хранится в памяти компьютера. Современные суда очень комфортабельные, на борту есть электронная почта, телефон, по которому в любое время можно связаться с родными, исследователей балуют кулинарными изысками:

«Я был на немецком огромном судне, где есть два вертолета, лифты. Научная группа 52 человека из 13 стран. Там такая кухня был! У нас за месяц ни одно блюдо не повторилось. Не во всех рестораны так готовят, даже молочных поросят подавали. А на советских судах в конце 80-х годов, я это до сих помню, мы полтора месяца ели только горох и на первое, и на второе, а еще жареную или тушеную рыбу, которую сами ловили. Больше просто нечего было есть».

Научные материалы, собранные исследователями, по закону принадлежат той стране, под чьим флагом идет корабль, но пользоваться ими могут и сотрудники ЮгНИРО. В Украине это единственный институт морского рыбного хозяйства и океанографии, и только крымские ученые занимаются исследованием Антарктики. На промысловых судах наши ученые путешествуют в качестве международных наблюдателей. Работа Леонида Пшеничного – наблюдать и изучать. Один из видов исследования – мечение рыбы. К рыбам разных видов ученый прикрепляет специальные метки, где указаны индивидуальный номер и адрес, куда следует отправить отмеченную рыбу, если она попадется на крючок или в трал. По этим меткам ученые узнают пути миграции, скорость роста, образ жизни подводного обитателя. С такими метками рыба может жить много лет.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Сегодня самая ценная рыба в Антарктике – клыкач. Он достигает двух с половиной метров в длину и весит больше ста килограммов. Живет клыкач 30-35 лет. Это одна из самых дорогих промысловых рыб в мире, ее средняя стоимость на международном рынке – 60 долларов за килограмм. Рыболовные компании экспортируют клыкача в Японию, США и Европу. Вкус у него изумительный, говорит Леонид Пшеничнов, он пробовал клыкача не раз. Предпочитает есть его в сыром виде, сашими из клыкача – любимое блюдо ученого. Ловят эту рыбу донным ярусом на глубине полтора-два километра, среди льдов и айсбергов:

«Как правило, на крючок попадается полутораметровый клыкач, огромная рыбина. И когда ее тащат со дна к поверхности, где-то с полводы, как говорят рыбаки (на глубине метров 700), на раненого клыкача нападают гигантские кальмары и начинают его есть. Иногда вместе с ним на поверхности оказывается и огромный кальмар. Его длина вместе со щупальцами метров 12.Он полностью обхватывает клыкача и ест, пока тащат рыбу. Рыбаки бьют кальмара баграми, отгоняют, а он, вцепившись в клыкача, продолжает его поедать. Гигантский кальмар не лучший пловец, он обитает на глубине метров 700-800 и в основном находится в этаком висячем состоянии, ему трудно поймать живую рыбу, за ней нужно гоняться. Вот кальмары и нападают на тех, что попались на крючок».

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Именем судна «Аэлита» назван новый вид белокровной рыбы у острова Кергелен – «ханнихтис Аэлитэ». Этот вид рыбы открыл ихтиолог керченского института Геннадий Шандиков.

Некоторые страны, например, Япония, добывают в Антарктиде китов, очень популярна ловля антарктического криля (небольшого рачка размером до шести сантиметров) – его ловят тралом. Криль живет огромными колониями, им питаются птицы, пингвины, тюлени, киты и почти все рыбы. Рачков рыбаки обрабатывают прямо на судне и получают чистое мясо, иногда мы его видим в ресторанах в виде «антарктической креветки». Кроме того, криля морозят целиком в брикетах, изготавливают из него и крилевую муку. Таких рачков в Антарктике можно вылавливать по нескольку миллионов тонн в год.

glaciers_end

В честь славного города Керчь ихтиологи ЮгНИРО назвали два вида антарктических рыб – «хайннихтисБоспори» и «хайннихтис Пантикапей». Навечно запечатлены на карте Южного океана названия крымских исследовательских судов «Кара-Даг» и «Скиф». Их именами названы обширные поднятия в Южном океане – банки.

Крым и Антарктида абсолютно разные – ни одной схожей черты, делится впечатлениями Леонид Пшеничнов. На нашем полуострове тепло, прекрасная природа, люди. А на материке Антарктида никто не живет и не будет жить ближайшие 200-300 лет. Но там есть своя красота – величественные айсберги, полярные дни и ночи, низко пролетают большие птицы, вокруг тюлени, пингвины, киты в море и самый чистый на планете воздух. Он такой прозрачный, что на фотоснимках Леонида, сделанных на расстоянии примерно 150 километров, материк виден как на ладони. Айсберги возвышаются над водой на 20-60 метров, а их подводная часть примерно в 10 раз больше. Время от времени айсберги переворачиваются – и если в этот момент рядом окажется судно, оно может перевернуться вместе со льдиной:

«Судно в Антарктике находится в дикой природной среде, к которой почти невозможно приспособиться. Суда там, конечно, современные, специальный прибор постоянно сканирует окружающую надводную обстановку, определяя расположение льдин и айсбергов. Но в плохую погоду даже современные приборы не всегда могут увидеть препятствие на пути судна. Поэтому если есть возможность, то в шторм обязательно несколько матросов наблюдают за морем с палубы. Айсберги в непогоду двигаются с очень большой скоростью».

В прошлом году в Антарктике затонуло туристическое судно, но никто не пострадал – люди успели перебраться в шлюпки. Сегодня над некоторыми районами Антарктиды постоянно летают самолеты. Даже есть специальная служба слежения и контроля, наблюдающая за судами. Условия плавания в высокоширотных приматериковых морях относятся к высшей степени сложности. Ледяные поля и айсберги, летние туманы и зимняя тьма, жестокие ураганные ветры, во время которых из-за низкой температуры воздуха и воды суда и рыболовные снасти обледеневают. Самая главная опасность для исследователей Антарктики – холодная вода. Ее обычная температура от 0 до -2 градусов. Если человек упадет за борт без специального костюма, он умрет в первые несколько секунд от шока. В термокостюме в такой воде можно продержаться до получаса.

Туристическое судно Эксплорер 2009 год

Туристическое судно «Эксплорер». 2009 год

Все исследовательские работы крымские ученые проводят антарктическим летом – с декабря по апрель. Погода там переменчивая. Если ветер с юга – температура составляет 10-20 градусов, а стоит подуть северному – и воздух очень быстро прогревается до +4. В Антарктиде день длится почти полгода. Солнце ходит по кругу в постоянной видимости и садится только в конце февраля. Полярным днем моряки не теряются во времени, так как на судне все по графику – завтрак, обед, ужин, время работы. Ночью, примерно с марта, когда температура опускается до -10 градусов и ниже, вблизи материка небо расцвечивает полярное сияние. Оно похоже на очень медленные, постоянно движущиеся и изменяющиеся бледные молнии, рассекающие небосклон.

В Антарктиде работают множество полярных станций разных стран. Все они расположены на материке или на ближайших островах, где твердый грунт, кроме немецкой станции Ноймайер. Она находится в теле шельфового ледника Экстром. На расстоянии нескольких километров от края айсберга в нем выкапывают «норы», и немецкие полярники живут там, как в подземном городке. Ледник медленно сползает с материка, от него откалываются и уплывают в океан куски-айсберги, и станция передвигается вместе с ним.

DSC_0030

За долгие годы исследований в высокоширотных морях Антарктики ученые сделали огромное количество научных открытий, собрали солидный материал по биологии, океанологии и картографии этого региона. Крымские коллеги Леонида Пшеничнова из ЮгНИРО открыли в Антарктике большие запасы мраморной нототении. Этот вид первыми исследовали именно крымчане. До этого ученые считали, что мраморная нототения встречается в Антарктике очень редко, а выяснилось, что ее запасы огромны, и возле острова Кергелен этой рыбы вылавливают до ста тысяч тонн в год. В 80-е годы наши керченские исследователи открыли большие запасы белокровной рыбы и антарктического криля рядом с южнополярным материком. Научный материал, собранный крымскими исследователями в Антарктике, по уникальности и оригинальности не имеет аналогов в мире. Наши ученые получили в несколько раз больше сведений, чем все исследователи Антарктиды других стран.

Автор: Сергей Константинов, Крымский познавательный журнал «Полуостров сокровищ», выпуск №3. 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: