Не просто руины, не просто развалины…

Памятных следов Великой войны на многострадальном полуострове столько, что не заметить их сложно. Особенно такие масштабные, как 35-я севастопольская батарея, Аджимушкайские каменоломни – они у всех на слуху. Но есть, а вернее сказать, не совсем еще исчезли и такие, о которых вряд ли когда слышал даже наш неравнодушный читатель. Попробуем исправить эту досадную несправедливость в «официальном» краеведении.

Чего-чего, а исторических руин да развалин в городе-герое Керчи предостаточно. Но эти были особенные. Железобетонные остовы, изъеденные ржавчиной времени и израненные осколками снарядов, вырывались из земли, словно ребра доисторического зверя. Гулкое соборное эхо голубиных стай металось под бетонными сводами в прорехах неба, черные омуты зловеще всплескивали в мрачных утробах промышленных катакомб.

Руины агломератной фабрики завода им. Войкова до недавнего времени были таким же памятным образом Керчи, как и каменный штык на горе Митридат или монументальный мемориал Аджимушкайских каменоломен. Только странным памятником, не отмеченным даже мемориальной табличкой.

керчь завод

Тут читателю, привыкшему на страницах нашего журнала находить «нечто эдакое», впору удивиться, что за невидаль – развалины порушенного войной завода. Мало ли… А нам, привыкшим своего читателя удивлять, самое время возразить: «Таких больше нет!». Во-первых, сам по себе Керченский металлургический завод не из числа «многих». Во-вторых, в 1942 году это был во всех смыслах фронтовой завод, а позднее и крепость, оборонявшаяся в полном окружении немцев почти столь же долго и так же героически, как и знаменитые Аджимушкайские каменоломни.

Трудовая биография

Еще 170 лет назад, в 1845 году, генерал-губернатор Новороссийского края Его высокопревосходительство граф Воронцов утвердил проект строительства завода в Керчи для переработки местной железной руды. Соответственно завод пережил Крымскую войну, Гражданскую и Разруху.

То, что мы наблюдаем сейчас на современном керченском металлургическом заводе – едва ли десятая часть довоенного размаха. Да и что сравнивать? Если раньше цикл производства был от карьера через домну на прокатный стан – и в порт: «Кому рельсы?». То теперь в конвертор, в лучшем случае, металлолом загружают, да и железо на кастрюли – и то привозное.

А вот тогда, 12 мая 1925 года, Политбюро принимает постановление о строительстве новых предприятий металлопромышленности – Магнитогорского и Кузнецкого комбинатов, а также Керченского металлургического завода.

Заводу, как водится, «по многочисленным просьбам трудящихся» дали имя подходящего деятеля Всесоюзной Коммунистической Партии из числа местных уроженцев – Петра Войкова. Благо, потенциальных героев труда после раскулачивания хватало. Население Керчи за Первую Пятилетку выросло втрое – и было куда расти.

По первоначальной задумке предприятие планировалось мощностью 980 тыс. тонн чугуна, 820 тыс. тонн стали и 700 тыс. тонн проката в год. Сметная стоимость только первой очереди оценивалась в 15 млн рублей и 4 млн рублей золотом на импортное оборудование. Участие иностранцев в строительстве было весьма представительным: «Cintering Corp.» США – оборудование для аглофабрики, французская компания «Дистикокс» – коксовые батареи, экскаваторы для рудника прибыли из Германии, оборудование для электростанции поставила немецкая фирма «Krupp».

Полный цикл металлургического производства такого масштаба: от карьера с рудой до проката – это бесконечные площади цехов, теплостанций, водокачек и многие километры подземных коммуникаций. Взять только домну – две трети сооружения находятся под землей. Удивительно ли после этого, что оборона подземелий завода продолжалась почти столь же долго, как и расположенных поблизости легендарных катакомб Аджимушкая?

Теперь об этом времени подробнее. В первую очередь потому, что подвиг защитников завода и героизм керчан, оказывавших им помощь, рискуя своей жизнью, так и не оценен до сих пор по достоинству.

«Крымский фронт» по заводскому забору

Во время Великой Отечественной, накануне первой оккупации, чуть ли не в последние часы до эвакуации основного оборудования, завод все еще отправлял на фронт гранаты, мины и даже полноценный, хоть и блиндированный железобетоном, бронепоезд «Войковец». Вплоть до мая 1942-го, когда бои уже велись на окраинах Керчи, он не только снабжал фронт бутылками с зажигательной смесью промышленного производства, но и умудрился, несмотря на нехватку специалистов и оборудования, выпустить второй легкий бронепоезд «N 74». Напомню – в то время фронт уже проходил по заводским колеям! По сути, завод с его собственным портом стал последним причалом для советских частей, покидающих полуостров, и последним форпостом, прикрывающим их отступление.

Еще одна подземная крепость

Подземные коммуникации завода Войкова – это километры бетонных катакомб, настоящий подземный город. Только вот для житья никак не приспособленный. Но с середины мая тут ведут бои сводные группы 44-й армии…

Продолжение статьи об истории завода Войкова читайте в 23-м выпуске «Полуострова сокровищ» 

Автор:  Вячеслав Демченко

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: